admin / 30.10.2018

Луиджи и призраки

Год выпуска: 2001
Жанр: Adventure/Arcade
Разработчик: Nintendo EAD
Издательство: Nintendo
Платформа: GameCube
Регион: PAL
Язык интерфейса: Multi5
Описание: Luigi’s Mansion — один из самых первых проектов для GameCube, настоящий раритет и алмаз в короне консоли от Nintendo.
Парадоксальность ситуации в том, что как Луиджи является братом Марио, но они не похожи, так и Luigi’s Mansion — практически полный антипод игр с участием Марио! Тут не надо прыгать и вымерять сантиметры от края пропасти, зато надо думать головой и логически мыслить. Не поймите меня не правильно, перед нами не квест и не пазл, но голову ломать придется. Дело в том что Луиджи по некоему странному приглашению попадает в страшный и старинный заброшенный особняк. Оно же — поместье. Там водятся призраки и вообще всякая дрянь, а Луиджи требуется эту погонь из дома прогнать, и попутно розыскать знаменитого братца — Марио. Вообще сюжет забавный, да и играть очень необычно и интересно.
Игровой процесс — сплав концепции «Охотников за привидениями» и Metroid Prime (!!!) В доме водятся призраки самых разных форм и размеров, а ваша задача их ловить специальным пылесосом, попутно собирая монеты, деньги и разную фигню (в конце каждого эпизода будут подсчитываться набранные вами драгоценности и предметы). Схема проста: фонариком наводим на призрака и молниеносно жмем на правый шифт. Призрака засасывает и все прекрасно. С боссами посложнее: придется сканировать окружающую среду, и в том числе самих боссов что-бы найти их слабое место. Но тут правило №1 это: «Удиви босса и он станет открытым для атаки»…дальше сами разберетесь, благо Капитан Очевидность…ну точнее профессор вам поможет советами
Графика даже сейчас оставляет весьма приятные впечатления…просто сразу стоит понять что это лаунч-тайтл 2001 года и по тем временам такая графика просто поражала воображение. Многие фичи и сегодня весьма интересны: попробуйте засосать пылесосом скатерть или штору — вы будете приятно поражены качеством физической модели Да к тому же освещение тут — точь в точь как в Silent Hill 2, и это приятно удивляет. Вобщем перед нами качественная, весьма претенциозная, интересная, а главное оригинальная игра — всем советую!
p.s. Игру нашел с большим трудом, выкладываю в архиве (183 mb).
p.p.s Игра без проблем работает на Wii, нет косяков с AudioFix (в данном проекте, т.к. он ранний просто еще не юзали данную технологию). Записывать можно как на отдельный диск, так и с другими играми через MultiLoader. PAL 50/60 не поддерживаеца но через Loader можно поставить (работает нормально). Записывать лучше всего ImgBurn-ом или CloneCD на скорости 4-х. Болванки советую Verbatim. Пишу все это что-бы дальше вопросов не было и что-бы вам по FAQ’ам не лазить. Удачной игры!

Луиджи Малерба

Римские призраки

Господа, не беспокойтесь, буржуазия бессмертна.

Йозеф Рот

Кларисса

Орлиное гнездо на крутой скалистой стене. К нему, на удивление небольшой группы зевак, подлетает орел о двух головах. Кто-то приближается к птице и спрашивает:

— Генномодифицированный?

— Нет, я габсбургский.

Этот незамысловатый анекдот рассказал нам один приятель — журналист из «Франкфуртер альгемайне», командированный в Италию, в Сполето, на конференцию по проблемам биотехнологии и гостивший пару дней у нас в загородном доме в Казоле, неподалеку от Тоди. Перед возвращением в Германию он пошутил, сказав, что отдает эту историю в наше полное распоряжение.

С тех пор Джано, пользуясь любым случаем, развлекает друзей анекдотом о двуглавом орле. Он имеет успех по двум причинам: отражает модную научную проблему и льстит историческому снобизму слушателей. Всякий раз Джано меняет в своем рассказе не только форму повествования — слишком уж она проста и непритязательна, — а, главным образом, антураж. Например, идет дождь. Слушатель, естественно, ждет какого-нибудь обыгрывания этого обстоятельства, а получает резкую, как удар хлыста, заключительную фразу.

Потом Джано решает, что на такой высокой скале естественнее выглядел бы снег. И добавляет его в свой рассказ. В другой раз он может заметить, что орел (мы пока не знаем, две головы у него или одна, так как все происходит вдали) устал, ведь он долго летел (из Австрии, что ли?). Вся соль, говорит Джано, в том, чтобы подготовить слушателей к совсем иному финалу — как в парадоксах Аристотеля — и закончить историю неожиданно. Тему генной инженерии он вдруг увенчивает анекдотом (Джано, однако, запрещает мне называть свою остроту анекдотом).

Через четыре дня после отъезда нашего немецкого друга нам сообщили о его гибели в автомобильной катастрофе на шоссе между Франкфуртом, где он жил, и Дуйсбургом, где в мрачном здании университета имени Герхарда Меркатора ему предстояло сделать сообщение о конференции, состоявшейся в Сполето. Известие о его смерти, такой же нелепой, как любая смерть в автомобильной катастрофе, всех повергло в шок. Бедный Иоганнес, ведь он ходил по нашей земле всего каких-нибудь сорок семь лет и был на вершине творческой и профессиональной славы. Мы отправили телеграмму, а затем и письмо его жене, пребывавшей в безысходном отчаянии.

Как долго переживаешь из-за смерти друга? Этот симпатичный немецкий журналист был скорее нашим добрым знакомым, чем настоящим другом, но его внезапная гибель так сильно поразила нас, что мы не позволили себе ее обсуждать — безмолвие казалось нам лучшим способом выразить свое сострадание. Именно смерть и перевела его в разряд наших друзей.

Джано продолжал рассказывать историю о двуглавом орле с бессознательным чувством неловкости, поскольку ее автора уже не было в живых. Я слушала Джано, блиставшего этим анекдотом, и чувствовала, что ситуация изменилась. У меня в ушах все еще отдавался металлический скрежет, сопровождавший смерть бедного Иоганнеса на ночном асфальте, и отчаянный крик умирающего. Мне хотелось сказать Джано, чтобы он оставил орла в покое, но я боялась обидеть его, упрекнуть в отсутствии чуткости. Джано снова и снова повторял свой рассказ, а у меня в ушах сквозь его слова неизменно слышался далекий металлический скрежет на шоссе между Дуйсбургом и Франкфуртом. И я притворялась, будто мне смешно, как всегда — чтобы не обидеть его.

Джано очень строг, когда речь идет об урбанистике, предмете, который он преподает на факультете архитектуры «Валле Джулия», и ужасно наивен во всем, что касается человеческих и светских отношений. Возможность рассказать этот и другие анекдоты (он упорно называет их «парадоксами») позволяет ему принимать живое участие в компании друзей или у нас дома, а главное — игнорировать всем известные четыре гнусные рожи, появляющиеся на телеэкране и на страницах газет. Всякий раз они вызывают у него серьезную аллергическую реакцию, надрывный кашель и приступ астмы; так что по совету нашего врача я всегда держу дома или в сумочке, если мы куда-нибудь выезжаем, флакончик «Бентелана». Но только кортизон и адреналин могут помочь при анафилактическом шоке, который случился у Джано однажды вечером, когда на экране появилась первая из этих рож — ну что твой индюк с надутой грудью, уверенный, будто он «копается в истории, а не в дерьме», как успел изречь Джано прежде, чем потерял сознание.

Должна признать, что в любом варианте — с дождем или со снегом — Джано умел весьма элегантно преподнести анекдот, о котором я говорила выше. Он всегда мог создать атмосферу ожидания, рассказывая о небольшой группе благородных хищников так, словно он сам при этом присутствовал и мог лично засвидетельствовать удивление постоянно торчащих на своих местах обычных «орлов» при виде новоявленной двуглавой птицы. Последний раз во время обеда с друзьями-архитекторами он даже назвал размах крыльев двуглавого орла: два метра двадцать сантиметров. Как явствует из учебников орнитологии, таковы параметры королевского орла, который в данном случае (коли речь идет о Габсбургах) имеет право на титул Императорского.

Джано уже забыл о бедном Иоганнесе Вестерхофе и об ужасной аварии, в которой тот лишился жизни. Джано. Но не я. Меня до сих пор преследует ужасный металлический скрежет и терзают воспоминания о моих бесполезных призывах отказаться от сигарет, которые Иоганнес курил не переставая: две пачки в день этих смертоносных «Мальборо». Меня всегда беспокоило состояние легких бедного милого Иоганнеса.

Джано обладает счастливой формой рассеянности. Я хочу сказать, что его рассеянность никогда не наносила ущерба ни ему самому, ни окружающим. В доме друзей, архитекторов-модернистов (которых я ненавижу так, как они ненавидят все старинное), позавчера вечером он в очередной раз стал рассказывать анекдот о двуглавом орле. Я без слов призвала его к сдержанности, опустив взгляд и наморщив лоб. Джано сразу же меня понял и сменил тему. Только, пожалуйста, не думайте, будто Джано идиот. Он просто неисправимый простак. Что да то да.

Я зову его Джано, а не Джанантонио с тех пор, как мы поженились — два десятка лет тому назад (а точнее — двадцать два года), и теперь все тоже зовут его Джано, даже в университете. Злые языки утверждают, будто я подсознательно присвоила мужу имя двуликого римского бога Януса, подчеркнув тем самым двойственность его натуры. Не думайте, это совершенно невинное и случайное совпадение: просто сокращение от Джанантонио и словно написано у него на лбу от рождения. Недолго думая, я так и сказала себе: буду звать его Джано.

Но вот эта история с двуглавым орлом как будто вбила гвоздь в шаткое равновесие, которым отличалось наше супружество. Я сказала «шаткое» намеренно, потому что и я, и Джано оба стараемся не копаться в секретах и «гвоздях», которые каждый из нас тайно держит про себя и которые, выйди они когда-нибудь наружу, могли бы привести к катастрофе. Наше спасение — ложь. Простое средство поддержать наш брак. Иногда я лгу даже самой себе: это что-то вроде упражнения дзен, которое возвышает меня над грубой и гнетущей реальной действительностью.

Например, я всеми силами постаралась вычеркнуть из памяти связь Джано с Патрицией, ненасытной вдовой одного его коллеги, которая сохранила некоторые чертежи и документы мужа. Ей хотелось знать, нельзя ли где-нибудь опубликовать их, ну, например, в журнале «Диагональ», издаваемом факультетом архитектуры; во всяком случае, она уговорила Джано помочь ей составить каталог работ. Джано жаловался мне на эту обременительную просьбу, но не мог отказать в помощи бедной вдове. Между делом бедная Патриция затащила его к себе в постель, о чем мне сообщила одна приятельница, узнавшая по секрету правду от самой этой грязной твари. Два месяца послеобеденного секса с трех до пяти. И еще два месяца не в библиотеке палаццо Венеция, а дома у Патриции на пьяцца деи Мерканти в Трастевере, на третьем этаже старинного неуклюжего здания. Сплошное каждодневное наставление рогов, настоящий сексуальный марафон. Как знать, возможно, все это сплошные выдумки, злостные сплетни. Не копайся в них, говорила я себе, пусть все будет как есть, скорее плохо, чем хорошо.

Рецензия на Luigi’s Mansion 2

В системе координат Mario Bros. Луиджи Марио, родной брат известного на весь мир водопроводчика в красном комбинезоне, выступает на первых ролях не так уж и часто. Как становится понятно с первых кадров Luigi’s Mansion 2, дело в том, что Луиджи не такой уж и герой, как его брат, и довольно труслив.

В качестве воспитательной меры Луиджи однажды уже засылали в дом с приведениями — в 2001 году на Nintendo GameCube. Хотя формально перед нами вторая часть Luigi’s Mansion, обращения к оригиналу она не требует: прошло уже больше десяти лет, Luigi’s Mansion фактически перезапустилась на новой платформе — Nintendo 3DS, и в итоге явилась одной из лучших игр для нее за последнее время.

Дом с приведениями — лишь одна из пяти локаций, которые Луиджи предстоит пройти в поисках осколков «Темной луны», по сюжету разбившейся от проделок потусторонних сил. На вводную часть уходит несколько первых миссий. За это время мы получаем в свои руки специальный пылесос «Полтергейст-3000» — основное оружие против привидений, и еще несколько гаджетов, определяющих игровой процесс Luigi’s Mansion 2. Небольшой, но функциональный арсенал используется максимально эргономично, но главным инструментом в игре выступает все же пылесос, о чем прямо говорят в интервью разработчики. С помощью него двигаются предметы, засасываются ковры и прочие тряпки, скрывающие секретные рычаги и кнопки, и только «Полтергейсту-3000» под силу усмирить любого призрака, хоть и не сразу — словом, решаются самые важные игровые задачи.

После незаметной ознакомительной части приключение стартует в полную силу. Каждая локация в Luigi’s Mansion 2, будь то особняк, замок или огромная часовня — отдельный игровой мир, населенный приведениями и благодаря им оживающий, а также полный головоломок, которые нужно как-то решать для выполнения миссий. По ходу сюжетных заданий приходится изучить каждый подозрительный уголок, собирая монетки и изумруды. Если собирательство — наследие, скорее, игр про Марио, головоломки отсылают нас к другой игровой серии Nintendo — The Legend of Zelda; в Luigi’s Mansion 2 эти два аспекта неразделимы. После выполнения всех миссий на уровне Луиджи встречается с боссом, и эта встреча также выполнена в лучших традициях Nintendo. Это изобретательно обставленный поединок, требующий от игрока смекалки и изящных решений, предусмотренных разработчиками.

Исследование локаций составляет основную и чуть ли не самую увлекательную часть игры

Идиллическая картина столь оригинальной игры с оглядкой на традиции Nintendo нарушена, главным образом, техническими нюансами. Исследование локаций составляет основную и чуть ли не самую увлекательную часть игры. Почти в каждой комнате есть своя загадка, а интерес к игровой среде также подогревается гаджетом, подсвечивающим невидимые объекты, «украденные» нечистой силой. Попутно, разумеется, должны решаться сюжетные задачи — иначе в новые места проход заказан. Проблема в том, что по ходу одной миссии игрок может облазить все доступные углы, потратив на это час вместо положенных 20 минут — а затем случайно погибнуть (сложность возрастает по ходу, и местами раздражает) и начать миссию с самого сначала, уже без собранных изумрудов и монет. Сохранять в любой момент хотя бы свой прогресс в игре, как, например, в «Зельде», нельзя. Из-за этого странного решения доскональное прохождение игры растягивается на долгие часы, за которые игра легко может надоесть кому угодно. Хотя в Luigi’s Mansion 2 достаточно интересных механик, развлекать игрока в несколько кругов они не могут.

Сюжет, в свою очередь, обходится без резких поворотов — кроме одного, припасенного на финал, но строго судить его не стоит: как и большинство игр понятно какой компании, Luigi’s Mansion 2 — простая, зато доходчивая сказка про добро и зло, братскую любовь и хорошее отношение ко всем окружающим (даже к привидениям). По ходу разработки Dark Moon студией Next Level Games за процессом следил непосредственно Сигеру Миямото: известно, что в какой-то момент Миямото заставил канадцев переделывать с нуля всех боссов. Боссы в итоге получились замечательные, но и в остальном рука главного идеолога Nintendo чувствуется, как никогда — и эта рука делает добрые дела.

FILED UNDER : Железо

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*